Фриденсрайх Хундертвассер
Ф И Л О С О Ф И Я
М а н и ф е с т ы,  в ы с т у п л е н и я,  э с с е
О графических работах, 1984
Zur Originalgraphik /
Hundertwasser on the Original Graphic /
     
  Это всегда было моим желанием – нести радость многим людям. Я хотел поделиться с людьми красивыми и полезными вещами, которые имеют для них значение и обогащают их жизни.

Эти вещи должны приносить радость тем, кто ими владеет и должны восхищать их и вызывать уважение, также из-за того, что вещи открывают новые смыслы, например, как странствование по незнакомой стороне или как волшебные деревья, которые постоянно прирастают новыми ветками, листьями и цветами, которые никогда раньше не видел.

Нет смысла навязывать людям уродливые, бесполезные вещи, так как они будут вскорости выброшены.

Несколько картин, которые я написал, находятся в собственности нескольких коллекционеров, и поэтому в 1965 году я решил заняться графикой, для того чтобы прийти к множеству людей.

Я очень скоро понял, что создание отменных графических работ, которые я задумал, невозможно без специальных и квалифицированных помощников, потому что я не могу делать все сам.

И я предоставил другим людям возможность идеально печатать, производить бумагу, краски, наносить тиснение фольгой, а также издавать, финансировать и распространять и т.д. Иначе я бы не продвинулся далеко в графике, хотя как самоуверенный художник я привык сам делать материалы для живописи – подготавливать краски, делать деревянную раму, натягивать холст и даже приготовлять тушь и кисти.

Есть две противоположные альтернативы, обе неудовлетворительные:

1. Технически совершенный профессиональный печатник, который не художник, но создает и печатает так называемую “оригинальную графику”, следуя канонам технической независимости и автономности, потому что он владеет совершенством и техникой.

Так ли рождается оригинальная графическая работа?

2. Художник, который гениален и полон идей, рисует на камнях или трафаретах и травит медные пластины, но всегда терпит неудачу в своей попытке повторного процесса печати по образу первого, потому что без технической помощи и технических ассистентов он застревает на уровне примитивной, простейшей техники печати.

Будет ли это служить развитию изобразительного искусства?

Правильный путь – в сотрудничестве художника, технического помощника и печатника, при этом художник исполняет контролирующую функцию, а также вмешивается в технический процесс и несет ответственность.

Сколько раз я спал в типографиях или в близлежащем отеле или на скамейке в печатных цехах или на груде старых шин перед студией печатника для того, чтобы иметь возможность лично вмешиваться в процесс печати в любой момент времени и не утратить контроль за вариантами и сложной печатью внахлест во время долгой работы над пробными оттисками?

Я помню, в Париже в Mourlot Lithograph Studio они не желали дозволить мне работать над моими собственными литографиями, потому что “оригинальные графические работы” изготавливались методом фотографического копирования оригиналов, а затем тиражировались техниками. Художник, который затем подписывал эти литографии, ровным счетом ничего не делал.

Я привнес много новшеств в графическое искусство.

Я полагаю, что был первым, кто использовал смешанную технику в графической печати, то есть использовал три послойных печатных процесса: литографию, шелкографию и тиснение. Я использовал техники и краски, которые были необычны для графики: флуоресцентные краски, отражающие стеклярус, фосфоресцирующие синие, зеленые и красные краски, блестящие в темноте, печать металлической фольгой серебряного, золотого и всех остальных цветов, бархатную аппликацию, выпуклое тиснение, кракелюры. Я печатал трафаретами и металлическим тиснением на плексигласе, на вручную окрашенной основе и на оберточной бумаге. Я печатал матовыми и глянцевыми красками одновременно.

Годы пробной печати и экспериментов были необходимы, они сопровождались многими трудностями.

Я всегда испытывал отвращение к репродукции, то есть к явлению, при котором с графической работы печатается великое множество идентичных копий.

Я чрезмерно искренен и всегда размещал на оттисках: общий тираж, включая количество пробных оттисков и вариантов, технику, количество печатных процессов, включая колориметрический индекс и систему цветов, точную информацию о том, что было сделано моими руками и что руками других, имена помощников, граверов, резчиков, литографов, трафаретчиков, печатников, выполнявших тиснение, производителя бумаги, краски, металлической фольги, каталожный номер работы и ее название, дату и место, где работа была выполнена, а также свою подпись, мое и печатников рабочее время в днях, оттиск штампа с моим японским именем, подпись и индивидуальную нумерацию несмываемыми чернилами, издателя и распространителя.

Но все это еще не устраивало меня. То, что я хотел, чтобы каждый коллекционер имел мою отдельную оригинальную работу.
Я пришел к тому, чтобы изготавливать все больше и больше вариаций и версий в рамках одного тиража. Это напоминало игру в шахматы с множеством партнеров одновременно. В случае с работой “Good Morning City” (“Доброе утро, город”, кат. 686) уже было 80 различных цветовых сочетаний и две различные формальные группы, которые я пронумеровал насквозь.

Я мог пронумеровать каждую версию в отдельности, чтобы создать малотиражные издания.

Я не сделал этого потому, что я был преисполнен собственной гордости, чтобы доказать, что Хундертвассер способен создать большую серию с высоким индивидуальным качеством каждого экземпляра. Гигантская работа! Это моя большая победа.

Теперь, в моей восемьдесят третьей графической работе мне удалось воспроизвести столько различных оттисков, сколько всего экземпляров в тираже.

Я преуспел не только в создании графики, но и в создании подлинных оригинальных графических работ, существующих в единичном экземпляре. На самом деле это было лишь последним шагом к чистой совести.

Понятие “оригинальная графическая работа” должно означать, что графический оттиск является оригинальной, уникальной работой, не репродукцией и не дубликатом, а именно:
1. он не репродукция картины,
2. у него нет второго экземпляра.

Единственное его отличие от нарисованной картины в том, что он создан с помощью печатной техники, без использования кисти.

В эпоху репродукции и массового производства я горжусь тем, что я был первым, кто преобразовал и покорил  конвейер. Когда машина производит оригиналы, она теряет весь свой ужас и перестает быть конвейером, поточной линией.

Когда оттиски одного тиража отличаются друг от друга, как листья на дереве, и все листья, каждый отдельный лист,  имеют свою индивидуальность, она ощущает себя творцом.

Такая оригинальная графика произведет революцию, и не только потому, что она переворачивает понятие тиражного графического искусства с ног на голову.

Я могу вообразить, что человек мог бы также производить автомобили и потребительские товары, которые не были бы смертельно одинаковы, а были бы столь различны, сколь один человек отличается от другого человека.

Фриденсрайх Хундертвассер. Тематический указатель манифестов, выступлений, эссе. Искусство
Фриденсрайх Хундертвассер. Тематический указатель манифестов, выступлений, эссе. Философия – Мировоззрение
Фриденсрайх Хундертвассер. Тематический указатель манифестов, выступлений, эссе. Техника и материалы: живопись, графика, гравюра по дереву, монеты, штампы, гобелены
     
 

Написано в 21 марта 1984 года в Венеции
(в оригинале на немецком языке,
переведено на английский самим Хундертвассером)

 
  © 2009 Hundertwasser Archive, Vienna
© Перевод на русский язык. www.hundertwasser.ru, 2010
 
     
 
С В Я З И   –   Г Р А Ф И К А

Friedensreich Hundertwasser. GOOD MORNING CITY. 1970В этой статье Ф. Хундертвассер упоминает свою работу “Good Morning City” (“Доброе утро, город”, кат. 686) как пример своего первого опыта в графике, когда ему удалось воспроизвести 80 различных вариантов в одном тираже. Работа выполнена в технике шелкографии в 10 цветов с металлическим тиснением в 8 цветов.

 
     
 
С В Я З И   –   Г Р А Ф И К А

Friedensreich Hundertwasser. 10002 NIGHTS HOMO HUMUS COME VA HOW DO YOU DO, 1984Здесь же Ф. Хундертвассер пишет о своей “восемьдесят третьей графической работе” в которой ему “удалось воспроизвести столько различных оттисков, сколько всего экземпляров в тираже”.

Эта работа – “10002 NIGHTS HOMO HUMUS COME VA HOW DO YOU DO” (1984, кат. 860) – графика, выполненная в смешанной технике: фотолитография с цинковых пластин в 4 цвета, шелкография в 5 цветов с металлическим тиснением в 3 цвета.

Работа выполнена тиражом 10 002 экземпляра, всего у нее 10 002 цветовых варианта: каждый экземпляр имеет уникальное цветовое решение.

 
     


The displayed works of art are protected under copyright law. In particular, it is not permitted to reproduce, to alter, to print or to publish these works of art.
Violations will be prosecuted according to civil and criminal law.

© www.hundertwasser.ru, составление и перевод, 2008–2016
Напишите нам. E-mail: