Фриденсрайх Хундертвассер
Г Р А Ф И К А,  Р И С У Н О К,  Ж И В О П И С Ь
1966
     
  Friedensreich Hundertwasser. The Melting Spectacles of Alain Jouffroy, 1966  
  LES LUNETTES ADOUCISSANTES D'ALAIN JOUFFOY /
DEUXIEME TABLEAU SOUS L'EFFET MONDRE DE LA PHILOCYBINE /
DIE VERSCHMELZENDEN BRILLEN DES ALAIN JOUFFROY –
ZWEITES BILD UNTER DER EINWIRKUNG VON PHILOCYBINE /
The Melting Spectacles of Alain Jouffroy – Second Painting Under the Influence of Philocybine /
Тающие очки Алана Джофруа – Вторая картина под воздействием филоцибина

Париж, 1966.
50 x 65 см.
Акварель на рисовальной бумаге, прорисовано поверх в смешанной технике.
Нарисовано под воздействием наркотических препаратов под медицинским наблюдением в больнице Св. Анны (Hôpital St. Anne), Париж, по предложению Алена Жуфруа (Alain Jouffroy), декабрь 1958 – прорисовано поверх в апреле 1966

Хранится в частной коллекции в Лозанне

Cat. 394

 
  © 2009 Hundertwasser Archiv, Vienna  
 
О Т   П Е Р В О Г О   Л И Ц А

Ален Жуфруа, известный молодой парижский арт-критик, предложил мне попробовать под медицинским наблюдением филоцибин, новый наркотический препарат, и рисовать под его воздействием. Он хотел затем организовать выставку картин известных художников, которые были нарисованы под воздействием этого нового препарата, включая картины Мишо, Пикассо и меня. Я согласился, поскольку это должно было быть под надзором врача, и он направил меня в больницу Св. Анны (это та больница, где Фульчиньони снимал “спиральный” фильм, который так сильно меня поразил). Врач дал мне пригоршню белых пилюль и стакан воды. Я спросил: “Где же другие художники?” Они ответили мне, что я единственный, но к тому времени было уже слишком поздно: я уже проглотил пилюли. Это была белая комната с кроватью, столом, креслом и лампой, свешивающейся с потолка. Я распаковал свои рисовальные принадлежности – грунтованную бумагу, акварельные краски, кисть, стакан для воды – и был готов начать рисовать, когда “путешествие” начнется. Жуфруа и врач оставили меня в одиночестве. Я ждал, держа кисть в руке, но вскоре я почувствовал ужасную тошноту, что я мог только лежать на кровати. Пришел врач и спросил, вижу, слышу, чувствую ли я что-нибудь? Я ответил: “Я просто чувствую себя больным”. Потолок в комнате был высокий. Я остался в одиночестве вновь. Я помнил, что пришел сюда рисовать, чтобы стать участником важной выставки. Собрав свою силу воли в кулак, пошатываясь, я подошел к столу, держа свой мольберт обеими руками, поскольку они плохо слушались, прижал бумагу плечом и набросал эскиз, а затем нарисовал “портрет” Жуфруа, который появлялся в комнате время от времени. Так как действие пилюль понемногу ослабевало, я смог работать лучше. Мне являлись различные видения, не потому что у меня были галлюцинации, а потому что я был наполовину парализован физически. Когда все закончилось, я даже отвез Жуфруа в Place de la Contrescarpe на собственном автомобиле – ярко-красном Renault Dauphine, и именно там фонари уличного освещения были особенно красивые. Я отдал Жуфруа обе акварели. Он не организовал выставку и даже взял и продал обе картины. Никогда больше я не принимал наркотики.

Ф. Хундертвассер

Ист.: Hundertwasser: Catalogue Raisonne by Schmied, Wieland, Taschen; Limited edition, т. 2, с. 372.
Перевод w w w. h u n d e r t w a s s e r. r u, 2010
 
     


The displayed works of art are protected under copyright law. In particular, it is not permitted to reproduce, to alter, to print or to publish these works of art.
Violations will be prosecuted according to civil and criminal law.

© www.hundertwasser.ru, составление и перевод, 2008–2016
Напишите нам. E-mail: